Шурыгина перестала петь, напарник тоже замер в изумлении, но фонограмма продолжала звучать.
Source: ya